Карта сайта   На главную
119034, Москва,
Гагаринский пер.,11
Тел.:  8 (495) 637-38-68,
8 (495) 637-35-72
Факс:  8 (495) 637-37-56
Эл. почта: info@emb-abkhazia.ru

В конце VIII века сложилось раннефеодальное государство — Абхазское царство. Словосочетание «Абхазское царство» характерно исключительно для грузинских источников — византийцы до Х века рассматривали Абасгию — Абхазию в качестве вассального княжества.

«Когда ослабели греки, отложился от них эристав абхазов по имени Леон, племянник (сын брата) эристава Леона, которому была дана в наследственное владение Абхазия. Этот второй Леон был сыном дочери хазарского царя и (воспользовавшись) силой их (хазар), отложился от греков, завладел Абхазией и Эгриси до Лихи и принял на себя имя царя абхазов», — так описывает анонимный автор грузинского исторического сочинения XI века «Летопись Картлии» момент образования Абхазского царства. Событие это обычно датируют между 786 и 797 годами или самым концом VIII века.

Социально-экономические и политические предпосылки образования Абхазского царства сводятся к нескольким определяющим моментам. Прежде всего, нужно иметь в виду, что феодализация абхазского общества проходила крайне медленно. Основная масса непосредственных производителей была лично свободна. Сохранялось общинное землевладение и землепользование. Общественное устройство горных долин Абхазии было еще более архаичным. Княжеская власть опиралась, главным образом, на свободных воинов-дружинников и на церковь.

В отличие от соседних княжеств (Лазика, Апсилия и др.) Абасгия почти не пострадала от нашествия арабских захватчиков, что способствовало дальнейшему прогрессу ее хозяйственно-экономического и культурного развития.

Одной из важнейших составляющих экономики этого государства являлось отгонное скотоводство (крестьяне на несколько месяцев покидали свои хозяйства, и уходили с козами и овцами в горы). Очень важно, что в тот же период такая форма скотоводства получила широкое распространение в Византии. Это дает основание полагать, что наряду с другими чертами (крепостное и храмовое строительство, вооружение, украшение, отчасти керамика и др.) и сам уклад абхазской деревни в момент ее вступления в раннефеодальную стадию развития имел уже много общего с соседней Византией.

Усилению Абасгии объективно способствовало и традиционное стремление Византии обезопасить свою северо-восточную границу. В условиях арабского давления присутствие сильного христианского политического образования в Колхиде было особенно желательным. Поддержка, которую Леон I получил от Византии (утверждение за ним наследственного права на Абасгию, передача ему знаков царского достоинства, принадлежавших картлийском царю Миру и др.), способствовала включению Лазики, а позднее и всей Колхиды.

Свою роль сыграло ослабление внимания к региону со стороны администрации Византии в конце VIII века и усиления соответствующего воздействия Хазарии, внуком царя которой по матери был Леон II. В этих условиях объявить, себя независимыми не представляло сложностей. Не случайно в источнике подчеркнуто, что решающей силой, противопоставившей Леона II византийцам, были хазары. Однако неверно полагать, что условия, возникновения в конце VIII века, способствовали полному освобождению Абхазии от византийского влияния на весь последующий период. В противовес Абхазии и Византии, где господствующей идеологией было христианство, Хазария была иудейской страной с сильными языческими пережитками. На востоке Абхазии противостояли сильные мусульманские образования Восточного Закавказья. Не давали ей серьезно оторваться от Византии и общие с империей сухопутные и морские границы. Сохранение преимущественной экономической, политической и культурной ориентации на Византию прослеживается на протяжении всей двухсотлетней истории Абхазского царства.

Иных, кроме приведенных выше, конкретных сведений о Леоне II источники не сохранили. Можно предполагать, что на его формирование в детстве большое влияние оказала мать хазарка, что он был менее привержен христианству, чем его предшественник, что при выборе столицы своего государства, помимо интересов управления и удаленности от византийской границы, Леон II руководствовался и тем, что Кутаис находился на кратчайшем пути в Хазарию. Не случайно Леон II не упомянут в таком важном источнике, как «диван абхазских царей» — официальная традиция, по-видимому, не могла одобрять его разрыва с Византией и признать законность захвата власти в Абхазии в условиях гарантированного Леону I потомственного владения ею. Некоторые исследователи предполагают, что Леон II при восшествии на престол принял царский титул «апсха», который переводится с абхазского как «владыка (вождь, глава, царь) апсов (абхазов)».

Обычно действия Леона II рассматриваются в качестве проявления некоей его «общегрузинской» политики. Однако в действительности он строил собственное владение в рамках стремлений, характерных для каждого феодального деспота. Вместе с тем вся дальнейшая история Абхазского царства характеризуется беспрерывно продолжавшейся борьбой и соперничеством с соседними царствами и княжествами, особенно за владение Картлией. Объективно эта борьба со временем привела к объединению всех картоязычных (грузинских) племен, и Абхазское царство сыграло в этом процессе основную позитивную роль.

Интересные, хотя и отражающие, безусловно, позднейшую (вплоть до ХVII—XVIII вв.) ситуацию, сведения об административной деятельности Леона II сохранил грузинский географ и историк Вахушти Багратиони. Согласно его данным, «царь Леван» разделил свои владения на восемь воеводств (эриставств) — собственно Абхазское, Цхомское, Бедийское, Гурийское, Рача-Лечхумское, Сванетское, Аргветское и Кутаисское, поставив во главе каждого из них самостоятельного владетеля. Границы Абхазского воеводства (древняя Абасгия) охватывали: с востока — район Анакопии, с юга — берег моря, с запада — Джигетию (вероятно, до современной Гагры), с севера — Кавказский хребет до истоков реки Хазария (истоки Кубани и ее притоков). Цхомское воеводство (древняя Апсилия) простиралось от Анакопии (включительно) на западе до реки Эгрисцкали (современная Галидзга) на востоке, от побережья моря на юге и до Главного хребта, включая какие-то области Алании, заходившие в горную зону воеводства. В состав Бедийского воеводства, формированию которого положила начало деятельность Баграта III в. конце Х — начале ХI вв., входили области современной Абхазии восточнее реки Эгрисцкали.

Этнический состав Абхазского царства не был однородным. В его формировании, помимо абхазов, участвовали мегрелы и сваны, отчасти джики (зихи) и аланы, а также картвелы, в значительном количестве переселявшиеся в восточные и южные области Колхиды из Картлии, которую арабы подвергали систематическому опустошению. В приморских городах, особенно в среде торгового люда, было много греков, армян, евреев. Экспансия абхазской административной структуры на восток в VIII-Х веках, несомненно, не только консервировала сплошной абхазский (абасго-апсилийский) этнический элемент по всей территории между современными Гагрой и Ингуром, но и способствовала широкому распространению этого элемента в других (центральных, восточных и южных) районах Колхиды, а также в Картлии и Месхетии.

Восточное направление политических и захватнических устремлений Абхазского царства объясняется как географическими условиями, так и другими обстоятельствами. На севере этим устремлениям препятствовали не только теснины Главного Кавказского хребта, но и расположение за ними сильного Хазарского государства, к югу же находились владения Византии. В сложившейся обстановке наиболее удобными объектами для захвата стали ослабленные нашествием арабов земли, лежавшие на востоке и населенные картвелами. Этим объясняется тот факт, что политические границы Абхазского царства раздвигались преимущественно в юго-восточном направлении — в сторону внутренних районов современной Грузии. Немалую в этом роль играло и характерное для христианских царей стремление изгнать арабо-мусульманских владык из более восточных районов Закавказья.

Вслед за апсха Леоном, умершим в 806 году, Абхазским царством попеременно управляли три его сына — Феодосий I, Дмитрий II и Георгий I. Согласно «дивану абхазских царей» они занимали престол на протяжении 70 лет, по другим данным — 50 лет. Основное содержание внешней политики царства в этот период — борьба с арабским Халифатом и тифлисским эмиратом за влияние в регионе. Под руководством Феодосия абхазы принимали участие в битве на реке Ксани, где была одержана победа над объединенным арабо-кахетинским войском. Напротив, в сражении у Куэцхоба (853 год) войска абхазов, руководимые Дмитрием, потерпели поражение, и Абхазское царство не которое время было вынуждено платить эмиру дань — денежную и натуральную компенсацию за мирные отношения.

Абхазское царство существовало не изолированно. Как и любое другое, это образование свою историю строило на основе беспрерывных контактов с соседними государствами и народами. Свое значение имели связи с грузинскими политическими единицами, в первую очередь, с близким по характеру Тао-Кларджетским царством (на дочери правителя Тао-Кларджети был, например, женат Феодосий).

Поддерживались достаточно прочные связи с Византией, неоднократно пытавшейся оказать абхазским царям помощь в их противостоянии тбилисским эмирам. Так, в 830 году потерпело поражение от арабов «огромное войско» византийцев, посланное в Закавказье императором Феофилом. Столь же неудачной была и попытка, предпринятая византийцами в 843–844 годах, когда к берегам Колхиды было направлено морем большое войско под командованием полководца Феохристома. Буря сильно потрепала флот, а высаженный на берег десант вскоре был разбит арабами. Лишь при царе Георгии Картлия на некоторое время была включена в состав Абхазского царства. После смерти бездетного Георгия власть в его царстве на 20 лет была узурпирована представителями рода Шавлиани, а законный наследник престола Баграт (сын Дмитрия) скрывался в столице Византии Константинополе.

В этот период в борьбу за обладание Картлией включаются и армянские цари. Около 879 года Абхазское царство уступает на время Картлию армянскому царю Ашоту. Период царствования трех сыновей Леона I на территории нынешней Абхазии почти не оставил зримых следов — все внимание абхазских царей было обращено к восточным границам их владений.

Верховная церковная власть на этой территории осуществлялась архиепископом себастопольским, состоявшим в списках Константинопольского патриархата. Одним из главных храмов Абхазии того времени был Драндский собор, где, как полагают, размещалась архиепископская кафедра.

Внешнеполитическая ситуация изменилась в благоприятную для Абхазского царства сторону в период правления византийского императора Василия I (867–886 гг.), при котором начался новый подъем политической активности империи. Воспользовавшись благоприятным для укрепления своих позиций в Закавказье моментом, Василий дал воспитывавшемуся при дворе Баграту, сыну царя абхазов Дмитрия, войско, которое было переброшено в Колхиду морем. Пройдя маршем до Кутаиса, Баграт почти без сопротивления овладел отцовским престолом и начал активные действия на востоке, захватив ряд укреплений в Самцхе (Южная Грузия). Однако в 888 году правители Тао-Кларджетии и Армении (в 886 году наместник халифа возложил на голову Ашоту Багратиду венец, признан формальное существование Армянского царства) объединили свои усилия и нанесли войску Баграта поражение у реки Куры.

Соперничество за Картлию между Абхазским и Армянским царствами было продолжено при сыне Баграта Константине III. В конце 90-х годов Константин выдал свою дочь за сына армянского царя Смбата, а около 904 года, воспользовавшись распадом Армянского царства, полностью овладел Картлией. Позднее, после кратковременного пребывания в плену у Смбата, Константин укрепил свои позиции не только в Картлии (об этом свидетельствует и надпись в Самцеврисской церкви в Хашури, где говорится о строительстве здесь канала на двадцатом году царствования Константина), но и в Кахетии, Эретии (надпись Эредвской церкви сообщает о его походе в эту область) и других районах Восточного Закавказья. Позднее восточные границы Абхазского царства были нарушены жестокими вторжениями арабского эмира Абул Касима, преследовавшего укрывшегося в «горах Абхазии» армянского царя Смбата.

Владения абхазских и армянских царей соприкасались более столетия. История взаимоотношений двух крупнейших закавказских государств Х века отражена в трудах многих армянских историков. Например, интересные сведения о подготовке антиарабской абхазо-армяно-византийской коалиции содержатся в послании Николая Мистика, сохраненном в «Истории Армении» Иованнеса Драсханакертци. Абхазия помещалась армянскими источниками не в пределах «Грузии», как это принято теперь писать, и даже не в пределах Закавказья, а в стране сарматов «по ту сторону Кавказских гор», название которых распространялось и на Лихский хребет.

Согласно летописи, преемник Константина Георгий II «был наделен всеми благами, храбростью и мужеством, был боголюбив, больше всех славился как строитель церквей, милосердный к нищим, щедрый, скромный и преисполненный благородности и доброты». Георгий II построил, в частности, храм в Чкондиди (Мартвили), учредил там епископию и украсил храм мощами святых мучеников.

Около 930 года он сделал «пятидесятым» правителем Картли своего старшего сына Константина, который вскоре решил отнять абхазский престол у отца. Когда заговор был раскрыт, Константин укрылся вместе с поддержавшими его феодалами в картлийской крепости Уплисцихе. После длительной осады Георгий обманом выманил сына из крепости, велел выколоть ему глаза и умертвить. Правителем Картлии был назначен второй сын Георгия Леон. На южных границах Абхазского царства ему противостояло зависимое от Византии Тао-Кларджетское царство, во главе которого стоял тогда Гурген Великий. Против него Георгий направил другого тао-кларджетского феодала — Ашота Куропалата, за которого он выдал замуж свою сестру. Гурген на первых порах овладел пограничным с Абхазским царством городом Артануджем и потеснил Ашота, вынудив его бежать к Георгию. После смерти Гургена при содействии Георгия Тао-Кларджетия была поделена на три части, одна из которых была присоединена к Абхазскому царству. Последние два года своей жизни Георгий посвятил завоеванию Кахетии, которое завершить не успел.

В начале своего правления Леон III занимался укреплением царства и строительной деятельностью. «И возвеличил господь бог его царствование, подобно отцу его», — записал летописец. По распоряжению Леона в Мокве был возведен храм, при котором была организована епископская кафедра. На другом храме в Кумурдо (восточнее современной Вардзии) сохранилась строительная надпись, из которой следует, что основан этот храм был «при царе Леоне в 964 году в мае, день субботний первой луны». Таким образом, юго-восточная граница Абхазского царства в это время проходила в районе современного Ахалкалаки. Вскоре дочь Леона, бывшая в замужестве за сыном правителя Кахетии, умерла. Поскольку установить власть над этой областью путем династического брака не удалось, Леон во главе большого войска пересек Арагву, но заболел и вскоре умер бездетным.

Леону наследовал брат его Дмитрий II, царствование которого прошло в борьбе с младшим сыном Георгия II Феодосием. Поскольку Феодосия попеременно поддерживали феодалы таких картвельских областей, как Месхетия, Картлия, Тао-Кларджетия и Кахетия, то Дмитрию всякий раз приходилось преодолевать их сопротивление. Наконец, Дмитрий обратился к правителю Кахетии с письмом, в котором просил его быть посредником в примирении с братом, предложив Феодосию разделить власть на равных в Абхазском царстве. Феодосий поверил слову брата и выехал к нему. Однако Дмитрий, изменив о данной клятве, вскоре велел схватить Феодосия и выжечь ему глаза, И поэтому, когда Дмитрий скончался бездетным, то единственным наследником абхазского престола оказался Феодосий I Слепой.

Воцарение Феодосия привело к значительным передвижкам в иерархии Абхазского царства. Первыми напали на Картлию правители Кахетии. Наместник Феодосия в Картлии Иоанн Марушисдзе обратился за помощью к правителю Тао-Кларджетии Давиду Куропалату. В результате правительницей Картлии стала дочь абхазского царя Георгия I сестра Феодосия Слепого Гурандухт. А в 978 году при содействии Давида Курополата Феодосий был свергнут, а сын Гурандухт и тао-кларджетского феодала Гургена Багратиона (Багратиони) Баграт был провозглашен царем Абхазии. Этим актом, как полагают многие исследователи, завершается история Абхазского царства как западнозакавказского политического образования, от «царства абхазов» происходит переход к «царству абхазов и картвелов».

Западной границей Абхазского царства служило Черное море. Согласно «Мученичеству Або Тбилели», во второй половине VIII века крайними прибрежными пунктами распространения власти Леона I были: на северо-западе Напсайская гавань (Никопсия), а на юго-западе Апсареай (Апсар у устья современного Чороха). Эти пункты сохраняли свое значение до конца Х века, временами включаясь в состав царства, временами переходя на территории соседних политических образований (Халдия, Джигетия, Зихия).

Традиционно исследователи придерживаются мнения, что северо-западная граница Абхазского царства проходила у современного города Туапсе, по устью р. Нечепсухо (современный поселок Ново-Михайловское Краснодарского края), а Сотириуполь помещают на месте современных Пицунды или Сухума. Однако перевод миль в километры позволяет помещать Никопсию на место населенного пункта Цандрипш (Гантиади), а Сотириуполь («город Сотера», то есть Иисуса Христа) — восточнее Трапезунта, где и ныне сохранились развалины средневекового монастыря, связываемого с именем Христа. Интересные результаты дали раскопки Цандрипшской базилики. Этот храм VI века был основательно перестроен в IХ-Х веках. Здесь найден и обломок мраморной плиты с греческой надписью, от которой сохранился конец слова «(Аб)асгиас».

Весьма обширны были абхазо-византийские связи. Благодаря поддержке Византии вернул себе престол царь абхазов Баграт, долгое время живший в Константинополе. Немалую роль связи с Византией сыграли и в усилении Абхазского царства при Константине III. Не случайно именно на первое десятилетие Х века падает начало христианизации Алании, примыкавшей к Абхазскому царству с севера — через территорию последнего от его приморских портов между Питиунтом и Себастополисом вели пути, связывавшие Византию с ведущими центрами Алании того периода. Без содействия Константина вряд ли была возможна беспрепятственная переписка патриарха Николая Мистика с миссионерами в Алании, подготовившая основание Аланской митрополии, древнейшее упоминание о которой относится к 907 году. О том же говорит и факт присвоения имени Льва (Леона) одному из внуков Константина, родившемуся в период правления византийского императора Льва Философа (умер в 911 году). В списках константинопольского патриарха вновь появляется и упоминание об архиепископе себастопольском как верховном церковном владыке абхазов.

Связи с Византией, заинтересованной в укреплении антиарабской и антихазарской коалиции на Кавказе, еще более усиливаются в период правления Георгия II. В 920 году византийский патриарх Николай Мистик обратился с посланием к армянскому католикосу Иоанну, где призвал всех кавказских правителей прекратить междоусобицы и объединиться в борьбе с арабами. Освобождение армян от арабских притязаний облегчило и положение Абхазского царства.

Письма Николая Мистика характеризуют Георгия II как активного проводника христианства и византийской политики в Алании. Успешно начавшаяся ее христианизация была прервана событиями 932 года, когда аланы отреклись от христианства и прогнали епископов и священников. Причиной этого явилось поражение алан в войне с враждебной Византии Хазарией, потребовавшей одним из условий мира удаление византийских миссионеров. Однако этот разрыв, описанный арабским историком, был кратковременным, и опять же при содействии правителей Абхазского царства христианизация Алании была продолжена. Не исключено, что в этот период произошло объединение аланского и себастопольского архиепископств и за горными районами современной Абхазии закрепилось название Алании, неоднократно проявляемое грузинскими источниками.

Важными вехами абхазо-византийских отношений в середине третьей четверти Х века следует считать строительство Моквского собора, которое осуществлялось при несомненном участии византийских мастеров и для украшения которого из Византии были вывезены мраморные колонны и другие элементы оформления, и получение Феодосием III образования в Константинополе.

119034, Москва,
Гагаринский пер.,11
Тел.:  8 (495) 637-38-68,
8 (495) 637-35-72
Факс:  8 (495) 637-37-56
Эл. почта: info@emb-abkhazia.ru