Карта сайта   На главную
119034, Москва,
Гагаринский пер.,11
Тел.:  8 (495) 637-38-68,
8 (495) 637-35-72
Факс:  8 (495) 637-37-56
Эл. почта: info@emb-abkhazia.ru

 

Пришедший к власти в 80-х гг. XVIII владетельный князь Абхазии Келешбей Шервашидзе (Чачба) в течение трех десятилетий проводил самостоятельную политику. Он быстро подчинил себе феодальную знать Абхазии. Владетель опирался при этом на мелкое дворянство и «чистых» крестьян-анхаю, каждый из которых был вооружен саблей, ружьем, шашкой и пистолетом. Эта постоянная стража состояла из 500 ратников. В случае военной угрозы стране Келешбей в считанные часы выставлял хорошо вооруженное 25-тысячное войско с артиллерией, конницей и даже флотом. До 600 военных галер владетеля постоянно крейсировали вдоль Черноморского побережья и в страхе держали жителей от Батума до Геленджика. А в начале XIX в. Келешбей построил 70-пушечный корабль и подарил его турецкому султану.

 

В целях усиления центральной власти владетель перенес свою резиденцию из Лыхны в Сухумскую крепость. На первом этапе своей деятельности он пользовался военно-политической поддержкой султанской Турции, под протекторатом которой находилась Абхазия. Однако Келешбей вынашивал сокровенную мечту о полной свободе и независимости будущего Абхазского государства. Он внимательно следил за присоединением в 1801 г. Восточной Грузии к России. Владетель надеялся, что военное присутствие царизма в Закавказье временное явление. В связи с этим в 1803 г. он сделал первый шаг к сближению с Россией, намереваясь с ее помощью избавиться от протектората Турции и еще больше укрепить позиции внутри своей небольшой страны.

 

Политические искания Келешбея нашли отражение и в своеобразной ориентации его сыновей. Если Асланбей, женатый на джигетской (садзской) княжне Геч (Гечба), был приверженцем ислама и Турции, то Сефербей был тайно крещен владетелем, получил христианское имя Георгий и женился на мегрельской княжне Тамаре Дадиани. По мере того, как Келешбей склонялся к сближению с Россией, шансы Георгия на правление становились все более реальными. Но владетель явно недооценил новую расстановку политических сил в Закавказье, ошибочно полагая, что царская Россия борется лишь против Турции и не угрожает захватом Абхазии.

 

Очень энергично Келешбей утверждал свои позиции в соседней Мегрелии, закрепив за собой крепость Анаклию на левом берегу Ингура. В 1802 г. он выставил 20-тысячное войско с 3 пушками против Григория Дадиани и взял в аманаты (заложники) его сына – наследника Левана. Положение мегрельского владетеля, бессильного сдержать натиск имеретинского царя, с одной стороны, и абхазского князя Келешбея, с другой, вынудило его прибегнуть в 1803 г. к военной помощи царизма и вступить под покровительство России. Примеру Мегрелии в 1804 г. последовало и Имеретинское царство. Тогда же осложнились отношения между Россией и Абхазией. Царские власти потребовали немедленной выдачи Левана Дадиани и на отказ Келешбея ответили военной акцией: в марте 1805 г. генерал Рыкгоф отбил у него крепость Анаклию. В результате переговоров абхазский владетель вернул заложника, ставшего правителем Мегрелии, и вновь получил крепость в устье Ингура. В это же время Келешбей пытается наладить внешнеполитические связи с наполеоновской Францией и даже ведет переписку с ее знаменитым министром иностранных дел Талейраном.

 

В 1806 г. владетель обратился с просьбой о принятии Абхазии в подданство России, но император Александр I медлил с решением этого вопроса, хотя и предполагал присвоить ему чин генерал-лейтенанта русской армии с огромным жалованьем и оставить пожизненным правителем княжества. В разразившейся русско-турецкой войне 1806-1812 гг. царизм попытался использовать Келешбея в своих интересах. Так, в 1807 г. шестидесятилетнему князю было предложено отбить у турок крепость Поти, но он уклонился от активных действий, понимая, что может понести большие потери. Вместе с тем, собрав 25-тысячное войско, Келешбей пресек попытки Турции высадить десант в Абхазии.

 

Султанское правительство подстрекает враждебно настроенных к владетелю эшерских князей Дзяпш-ипа. Келешбей узнает о заговоре и жестоко расправляется с ними. Он лишает всех прав наследования своего законного старшего сына Асланбея, рожденного от княжны Дзяпш-ипа и бывшего племянником заговорщиков. Владетель завещает власть в пользу незаконного, но любимого сына Георгия (мать из «чистых» крестьян). Подогреваемый Турцией, обиженный Аслан-бей в ночь на 2 мая 1808 г. убивает своего отца Келешбея недалеко от сухумской резиденции и узурпирует власть. На протяжении двух лет он сохранял свой режим с помощью военной поддержки Турции.

 

Чудом оставшийся в живых, Георгий Шервашидзе вынужден был на время покинуть Абхазию. 12 августа 1808 г., вскоре после гибели отца, он обратился к императору с новыми «просительными пунктами» о принятии в подданство России. А 17 февраля 1810 г. Александр I утвердил этот документ и признал Георгия «наследственным князем абхазского владения под верховным покровительством, державою и защитою Российской империи».

 

В том же году, утром 10 июля, после усиленной бомбардировки с военного судна русский десант штурмом овладел крепостью Сухум-Кале. Турецкий гарнизон оставил укрепление. Асланбей бежал. В крепости, по сообщению капитан-лейтенанта Додта, было убито 300 человек, в плен взято 78. Русский десант захватил 62 пушки, 1080 пудов пороха, много ядер и потерял 109 офицеров и солдат убитыми и ранеными.

 

Так, одним из последних в Закавказье Абхазское княжество в 1810 г. было присоединено к России. В том же году до 5 тыс. абхазов выселилось в Турцию. Это была первая в XIX в. волна махаджирства (переселения).

 

К моменту присоединения к России Абхазия промежуточное положение между демократическими вольными обществами горцев северно-западного Кавказа и феодальной системой Грузии. Однако по духу своего общественного устройства она была теснее связана с убыхо-черкесским миром. Очевидцы особо отмечали, что в Абхазии не существовало феодальной собственности на землю, а свободные общинники (анхаю) составляли 2/3 населения страны. Иными словами, крепостное право здесь, как таковое, не существовало. В соседней же Мегрелии, например, крепостничество бытовало в самых крайних формах, а во внутренних районах Грузии его оформление завершилось еще в XIII-XIV вв.

В систему так называемого «горского феодализма» Абхазии крепко вжились элементы родо-племенного строя. Показателен характер сельской общины (акыта), бывшей основой основ общественного устройства Абхазии. Во-первых, она объединяла все слои населения, во-вторых, была пропитана молочным родством (аталычество) феодалов с крестьянами. Дети князей и дворян, отданные на воспитание в крестьянские семьи, становились, как и их родители, близкими родственниками.

 

В условиях хуторского землевладения пахотные наделы не являлись собственность всей общины, а находились в посемейной или подворной собственности. Общими же для всех и открытыми для совместного пользования были только пастбища и леса.

 

В целом, в течение всей первой половины XIX в. Абхазия продолжала оставаться таким же феодальным княжеством, каким она была в XVIII столетии, хотя в ней и происходили некоторые социальные сдвиги, обусловленные присоединением к России.

 

После утверждения русского флага в крепости Сухум-Кале Асланбей вместе со своими сторонниками обосновался в Турции и еще долгие годы беспокоил Абхазию. Центральная власть здесь ослабла. С прежней яростью вспыхнули междоусобицы.

 

Первый ставленник царизма в Абхазии владетельный князь Георгий Шервашидзе (Чачба) правил почти одиннадцать лет. В 1812 г. завершилась война с Турцией и к России окончательно отошли Сухум и все побережье Абхазии. Однако самодержавие в эти годы стремилось закрепить за собой лишь военно-стратегические пункты и фактически не вмешивалось в местный уклад жизни. Наделенный всеми правами владетельной власти, Георгий вместе с тем был лишь формальным правителем Абхазии и не мог существенным образом влиять на политическую обстановку внутри страны, которую раздирала жестокая борьба между феодалами. Военное командование России, несмотря на неоднократные просьбы Георгия, не решалось двигаться в глубь Абхазии для усмирения непокорных. По-прежнему независимыми оставались демократические вольные общества горной Абхазии – Псху, Дал, Цабал и др. Так, цебельдинские и дальские князья Маршания (Амаршан) «отказались быть покорными» России и Георгию Шервашидзе (Чачба). Таким же образом поступили и западноабхазские племена джигетов (садзов), за исключением прибрежного Цандрипшского князя Левана Цанба, которого владетель уговорил принять российское подданство.

 

Охраняемый русскими солдатами, Георгий жил либо в Сухумской крепости, либо в Мегрелии, правители которой поддерживали его в борьбе с Асланбеем. После смерти 7 февраля 1821 г. владетеля Георгия в Абхазии вспыхнули «беспокойства и возмущения». Находившийся в Петербурге сын покойного князя Дмитрий (Омарбей) получил чин полковника и был назначен царем владетелем Абхазии.

 

Спустя несколько месяцев, в октябре, Асланбей при поддержке своих родственников джигетов (садзов), убыхов и псхувцев поднял мятеж, «овладел всею Абхазией» и обложил Сухумскую крепость. Однако подоспевший с войсками князь Горчаков разгромил восставших.

 

С малых лет, воспитываясь в России и не зная абхазского языка, молодой Дмитрий Шервашидзе (Чачба) пользовался еще меньшим авторитетом в Абхазии, чем его отец. Непонимаемый народом и феодальной верхушкой, он почти безвыездно жил в Сухумской крепости. Прошло около года, и князь Дмитрий был отравлен 16 октября 1822 г. крестьянином Урусом Лакоба. По приказу генерала Ермолова Урус был повешен в сентябре 1823 г. в Лыхны русским отрядом при доме владетеля.

 

Вскоре после гибели Дмитрия император 14 февраля 1823 г. пожаловал его брату Михаилу (Хамудбею) титул владетельного князя Абхазии, чин майора и 1 тыс. рублей серебром ежегодно. Власть несовершеннолетнего Михаила оказалась очень слабой. В 1824 г. вновь вспыхнуло восстание, которое охватило всю Абхазию и продолжалось в течение трех лет. Владетель вынужден был покинуть пределы своей страны и вернулся сюда лишь в 1830 г. с отрядом «Абхазской экспедиции», направленным для возведения побережных военных укреплений в Бамборах (близ Гудауты), Пицунде и Гагре. В этих фортах были поставлены русские гарнизоны.

 

План «Абхазской экспедиции», разработанный графом Паскевичем и утвержденный царем Николаем I, ставил своей конечной целью установить сухопутное сообщение от Поти до Анапы. Непосредственное проведение этой экспедиции было возложено на генерала Гессе, который высадился в Сухуме в июле 1830 г. с отрядом в 2 тыс. штыков и сабель. Но поставленную задачу оказалось невозможным выполнить до конца. Гессе не смог проложить дорогу между Гагрой и Анапой. Гагринское укрепление в теснинах, названное «Кавказскими Фермопилами», стало преградой на пути воинственных джигетов (садзов) и убыхов в пределы Абхазского княжества. В августе того же года убыхи и садзы во главе с Хаджи Берзеком Дагомуко (Адагуа-ипа) предприняли отчаянный штурм только что возведенного форта в Гагре. Такое упорное сопротивление заставило генерала Гессе отказаться от дальнейшего продвижения к северу. Таким образом, береговая полоса между Гагрой и Анапой, благодаря стойкости садзов, убыхов и др. племен, осталась свободной от царских войск.

 

Позднее расположенные в Абхазии укрепления Гагра, Пицунда, Бамбора, Мрамба (у Цебельды), крепость Сухум и военные посты Дранда, Квитаул (Кутол), Илори, составили третье отделение Черноморской береговой линии.

 

С усилением военного присутствия царизма усиливалась и власть владетеля Михаила Шервашидзе (Чачба), который прочно обосновался в Лыхны. В интересах дальнейшего укрепления своего влияния в Абхазии самодержавие предпринимает новые шаги для восстановления авторитета владетельной власти. Так, в 1837 г. генерал Розен провел первую экспедицию (8 тыс. штыков) в Цебельду против непокорных горцев и добился «присяги на верность» от некоторых князей Маршания. В урочище Дал он не решился двинуться. Дальцы ожидали помощи со стороны убыхов и пытались установить связь с Шамилем. Вопреки мнению о жестокости Цебельдинской экспедиции, следует отметить, что ее отличал дипломатичный подход к горцам, благодаря которому здесь не произошло обычного в таких случаях кровопролития.

 

Мощное восстание вспыхнуло на Черноморском побережье в 1840 году. Начатое убыхами, шапсугами, садзами, оно перекинулось и в горные общества Абхазии – в Цебельду и Дал. Под влиянием убыхов повстанческое движение летом стало развиваться среди кодорских абхазов, возглавляемых отчаянным абреком из с. Члоу Исмаилом Джапуа. В октябре начальник Черноморской береговой линии генерал Н. Н. Раевский сообщал: «Цебельдинцы подстрекаются убыхами... В Абхазии часть народа готова восстать против владетеля и присоединиться к убыхам». Тогда же 2500 садзов и убыхов во главе с Хаджи Берзеком появились на берегах Бзыби и послали гонцов к дальцам в ущелье Кодора. Раевский просил о помощи. В декабре 1840 – январе 1841 г. карательная экспедиция полковника Н. Н. Муравьева обрушилась на Цебельду и особенно Дал (с. Лата). Дальцы, несмотря на упорное сопротивление, были приведены к покорности и выселены в Цебельду, а их жилища и зимний запас продовольствия «преданы огню».

 

В отместку отряд из тысячи убыхов Керантуха Берзека (племянник Хаджи Берзека) напал в феврале 1841 г. на село Отхара, принадлежащее владетелю Михаилу, а на обратном пути обрушился на Гагрскую крепость, где их встретили орудийным огнем. Князь Михаил Шервашидзе принимал участие в борьбе с горцами вместе с царскими войсками. В 1843 г. карательная экспедиция во главе с владетелем была направлена в урочище Псху.

 

В этот период в борьбе за свободу Кавказа больших успехов добивается Шамиль (движение продолжалось с 1834 по 1859 гг. Он делает попытки вовлечь в движение народы Западного Кавказа. С этой целью в 1848 г. один из его ближайших наибов Мохаммед-Эмин ведет большую пропагандистскую работу среди садзов, убыхов и входит в контакт с предводителем цебельдинских и дальских абреков Эшсоу Маршания.

 

Повстанческое движение в Абхазии продолжалось еще долго. Летом 1857 г. убыхи и садзы-джигеты неоднократно штурмуют Гагринское укрепление. Недалеко от этих мест вновь объявляется Мохаммед-Эмин. Под влиянием убыхов разгорается восстание и в горной Абхазии. В январе 1859 г. на Псху был двинут экспедиционный отряд под командованием генерала М. Т. Лорис-Меликова. Владетель Абхазии Михаил Шервашидзе подключился к этому походу с ополчением почти в две тысячи человек. Только спустя год после пленения Шамиля в Гунибе царское командование приняло самые энергичные меры против абхазских горских племен в верховьях р. Бзыбь. Сюда, на Псху, в августе 1860 г. во главе с генералом Коргановым были направлены значительные силы (солдаты, казаки, 3 тысячи ополченцев, артиллерия), которые встретили яростное сопротивление военного союза горцев (Аибга, Ахчипсу, Псху, Цебельда).

 

В годы Крымской или, как ее еще называют, Восточной войны (1853-1856) Турция в союзе с Англией, Францией и Сардинией противостояла России. После долгой осады и взятия Севастополя войсками союзников турецкий военачальник Омер-паша с многотысячной армией в октябре 1855 г. высадился в Сухуме и двинулся в направлении р. Ингур, где 25 декабря произошло большое сражение. Со стороны России здесь действовал Гурийский отряд под командованием князя Багратиона-Мухранского. В этом отряде вместе с русскими, грузинами сражались и некоторые офицеры-абхазы, а ученый-этнограф подполковник Соломон Званба пал смертью храбрых. Одержав победу в Ингурской битве, турки двинулись в пределы Мегрелии, все дальше отодвигая отступавший Гурийский отряд. Омер-паша пытался тем самым отвлечь русскую армию от осады Карса, но русское командование разгадало этот замысел противника. Наместник Кавказский Н. Н. Муравьев перегруппировал военные силы и нанес противнику ряд ощутимых ударов, в результате которых турки весной 1856 г. оставили Абхазию.

 

Спустя несколько месяцев, 10 июля в Сухум вошли русские войска. Вернулся и владетельный князь М. Шервашидзе. Военные действия на территории Абхазии вызвали новую волну махаджирства.

 

Ликвидация «автономии» Абхазского княжества. После поражения России в Крымской войне царская администрация на Кавказе стала обвинять владетеля Михаила в том, что он поддержал Омер-пашу. Одновременно наместник поставил вопрос об упразднении Абхазского княжества, однако царь оставил до поры без внимания это предложение.

 

Своеобразная «автономия» (самоуправление) Абхазского княжества просуществовала дольше других на Кавказе. В 50-х гг. XIX в. генерал Услар пришел к следующему выводу: «В общей системе кавказской военной политики Абхазия играет весьма важную роль. Страна эта вместе с Цебельдою на большом протяжении границ своих соприкасается с землями непокорных черкесов, врезываясь в наименее доступные части Кавказа. Абхазия должна служить оплотом для Западной части Закавказья и проводником нашего влияния на Черкесию».

 

Как уже отмечалось, пристальное внимание к Абхазии усилилось после Крымской войны и покорения Восточного Кавказа, которое завершилось в августе 1859 г. пленением Шамиля в дагестанском ауле Гуниб. Конец Шамиля крайне осложнил положение горцев Западного Кавказа. Они оказались зажатыми русскими войсками со стороны Черноморского побережья и гор. Несмотря на окружение, черкесы, убыхи и западноабхазские племена садзов еще в течение пяти лет продолжали неравную борьбу с царизмом. Горцы рассчитывали на активную военно-политическую поддержку Англии, Франции, Турции, однако правительства этих стран уже не возлагали никаких надежд на Кавказ. В июне 1861 г. по инициативе убыхов недалеко от Сочи был создан меджлис (парламент) «Великое и свободное заседание». Убыхи, шапсуги, абадзехи, ахчипсу, аибга, побережные садзы стремились объединить горские племена «в один громадный вал». Специальная депутация меджлиса, возглавляемая Измаилом Баракай-ипа Дзиаш, посетила ряд европейских государств.

 

Деятельное участие в освободительной борьбе на Западном Кавказе принимали польские революционеры, которые намечали одновременно поднять абхазо-черкесское и польское восстание против Российской империи. Польские революционеры мечтали даже свить здесь «гнездо польских орлов», привлечь на свою сторону сына Гарибальди Менотти, европейских добровольцев, абхазов, черкесов и стремительным маневром взять город Одессу.

 

В мае 1864 г. Россия завершила Кавказскую войну победным парадом своих войск на Красной Поляне (абхазское урочище Губаадвы), в верховьях р. Мзымта. Последнее сопротивление царским войскам на Кавказе оказало западноабхазское племя горских садзов непокорных обществ Псху (верховья р. Бзыбь) и Аибга (между реками Псоу и Бзыбь, выше верховья р. Хашупсе).

 

В подавлении последних очагов сопротивления на Кавказе большую роль сыграли и грузинские ополчения – верные служители самодержавия. Вместе с русскими войсками они принимали участие в торжественном параде победы на Красной Поляне 21 мая 1864 года.

 

В июне самодержавие упразднило Абхазское княжество и ввело временное «военно-народное управление». Отныне Абхазия была переименована в Сухумский военный отдел Российской империи. Начальником отдела 12 июля 1864 г. стал генерал П. Н. Шатилов.

 

Еще накануне ликвидации Абхазского княжества наместник на Кавказе Михаил Романов представил план колонизации восточного берега Черного моря. Александр II одобрил представленный план заселения казачьими станицами территории от устья Кубани до Ингура.

 

Убыхи и абхазские горские племена, как и предвидел Лапинский, оказались в тяжелейшем положении. Царские власти требовали от них покинуть родные земли. Почти полностью выселились в Турцию убыхи (до 45 тыс. чел.) и садзы (20 тыс.). Только селение Псху в верховьях р. Бзыбь покинуло в 1864 г. до 5 тыс. человек.

 

Столь долгое существование «автономии» Абхазского княжества объяснялось и тем, что владетель Михаил Шервашидзе имел в последние годы большое влияние на горцев Северо-Западного Кавказа – садзов, убыхов, шапсугов, абадзехов. Так, он всячески поощрял борьбу убыхов с царскими войсками, ввел обязательный для всех в Абхазии продовольственный налог в помощь убыхам. В начале своего правления владетель был союзником России, но с 50-х годов стал склоняться на сторону Турции. О положении царизма в Абхазии генерал Лорис-Меликов очень верно заметил в 1858 г.: «Мы не владеем, а только занимаем ее».

 

За заслуги перед императорской короной Михаил Шервашидзе получил чин генерал-лейтенанта и был удостоен звания генерал-адъютанта. Он находился у власти с 1823 по 1864 гг., однако укрепить свои позиции смог лишь в 1840 году. Все изменилось именно тогда, при генерале Н. Н. Раевском. «Он сделал князя Михаила действительным владетелем Абхазии», - вспоминал очевидец.

 

С помощью царских штыков Михаил подчинил своему влиянию феодальную оппозицию в стране и участвовал в карательных экспедициях против горцев. В 1844 г. по согласованию с военным министром владетель получил неограниченное право всех неугодных ему людей, в основном политических противников, высылать в Россию временно или навечно. «Автономия» Абхазского княжества опиралась на военную силу царизма и с окончанием Кавказской войны была упразднена. В ноябре 1864 г. тяжело больной владетель Михаил был арестован и выслан сначала в Ставрополь, затем в Ростов и 17 августа 1865 г. прибыл на постоянное жительство в г. Воронеж, где вскоре скончался (16 апреля 1866 г.). Тело последнего владетеля перевезли в Абхазию и с почестями погребли в Моквском соборе.

 

Следует отметить, что власть абхазских владетелей в первые годы после присоединения к России и в 50-60-е гг. XIX в. была неодинаковой. Присоединение усилило владетельную власть внутри страны и позволило владетелю главенствовать над другими феодалами Абхазии.

 

Через несколько месяцев после трагической кончины в глубине России политического ссыльного, бывшего владетельного князя Михаила Шервашидзе, в Абхазии вспыхнуло восстание. Оно началось 26 июля 1866 г. на семитысячном народном сходе в селе Лыхны. В этот день были убиты начальник Сухумского военного отдела полковник Коньяр, чиновники Черепов, Измайлов, 4 офицера и 54 казака. Восстание стремительно распространилось от села Калдахвара до Цебельды, Дала и Сухума. В нем приняли участие до 20 тыс. человек.

 

Основной причиной возмущения явилась подготовка к проведению здесь крестьянской реформы. Участник этих событий сын Михаила Шеваршидзе (Чачба) князь Георгий Михайлович писал «Объявление манифеста народу на почве крепостной зависимости, не существовавшей в этом народе, следовательно, неприменимой к нему, являлось всецело непростительной ошибкой со стороны чинов администрации». Он также отмечал: «Чиновник и ближайшее начальство, которым было поручено введение реформы, не потрудились даже изучить условия сословных отношений страны. Дело в том, что в Абхазии не существовало де-факто крепостной зависимости… Народ никак не мог понять, от кого и от чего его освобождают».

 

Власти не разобрались в социально-бытовых и сословных особенностях абхазского уклада жизни и спровоцировали своим грубым поведением народное возмущение. Главная ошибка администрации заключалась в том, что она не желала замечать местных особенностей этой небольшой страны. На сходе в Лыхны представители царской власти в очень грубой форме объявили, что народ освобождается от своих господ за определенный выкуп. Крестьяне «анхаю» (основная масса населения), считавшие себя свободными, возмутились, а князья и дворяне оскорбились, что они, оказывается, «владеют» не свободными людьми, а «рабами», с которыми были связаны молочным родством (аталычеством).

 

Подобные столкновения вызывали глухой ропот в народе и вылились позднее в Абхазское (Лыхненское) восстание 1866 года, которое носило ярко выраженный антиколониальный, национально-освободительный характер.

 

29 июля 1866 г., в самый разгар восстания, повстанцы провозгласили двадцатилетнего Георгия Шервашидзе владетельным князем Абхазии. Однако попытка реставрации княжества (государственности) не увенчалась успехом. Восстание было быстро подавлено военной силой царизма под командованием Кутаисского генерал-губернатора Святополк-Мирского, а князь Георгий выслан в «войска Оренбургского военного округа».

 

В результате Кавказской войны и антиколониальных восстаний 1866 и 1877 гг. абхазы пережили этническую катастрофу. Более половины населения вынуждено было покинуть родину и стать беженцами (махаджирами) в Турции. В течение тридцати лет, с 1877 г. по 1907 г., абхазы за неоднократные возмущения и бунты считались в царской России «виновным населением». До 1864 г. однородная в этническом отношении страна во второй половине XIX в. подверглась колонизации не только со стороны русских, греческих, армянских, болгарских, немецких, эстонских и других новопоселенцев. Начиная с 70-80-х годов XIX в. из прилегающих районов Западной Грузии сюда хлынули представители картвельских народов, в основном мегрелы. Тогда же, в 1877 г., в газете Тифлисский вестник появляется программная статья грузинского общественного деятеля Якоба Гогебашвили. В ней, в частности, говорилось, что «мингрельцы должны явиться первыми заместителями выселившихся абхазцев». В результате стремительных процессов перемещения населения этнодемографическая ситуация в стране резко изменилась. Так, если в 1886 г. абхазы составляли 85,7% населения, то в 1897 г. – лишь 55,3%.

 

Картвельская колонизация Абхазии оказалась настолько бурной, что насторожила царские власти. Русские интересы в Абхазии напрямую столкнулись с грузинскими. Представители грузинской церкви, интеллигенции, различных политических партий и течений все отчетливее предъявляли свои притязания на Абхазию. В результате политики «разделяй и властвуй» в 1905 г., в период революционных событий в России, грузино-абхазские противоречия до крайности обострились. Абхазы воспринимали все происходящее на их родине как «грузинскую революцию» и выступили на стороне правительства против этих «революционеров». По инициативе председателя правительства России П. А. Столыпина, в 1907 г. специальным указом Николая II с абхазов была снята «виновность».

 

После распада Российской империи Абхазия вошла в Союз объединенных горцев Кавказа и Юго-Восточный Союз. 8 ноября 1917 г. на съезде в Сухуме был избран парламент – Абхазский Народный Совет, который принял Конституцию и Декларацию абхазского народа. 11 мая 1918 г. на Батумской международной мирной конференции была провозглашена «Горская республика» (Северо-Кавказская республика). Вместе с Дагестаном, Чечней, Осетией, Кабардой в эту федерацию вошла и Абхазия. Тем самым была восстановлена Абхазская государственность, утерянная в июне 1864 г.

 

Однако в июне 1918 г., в нарушение всех договоренностей, войска только что (26 мая 1918 г.) провозглашенной Демократической республики Грузия при прямой военной поддержке императорской Германии оккупировали территорию Абхазии. Правительство Горской республики выразило Германскому правительству и Грузии резкий протест и расценило эти действия как акт агрессии против Абхазии и всего Северо-Кавказского государства. Политика меньшевистского правительства Грузии вызывала крайнее недовольство многонациональной Абхазии, что и облегчило установление здесь советской власти 4 марта 1921 г. Новый режим воспринимался как избавление от репрессий и вооруженного вмешательства Грузинской республики.

 

119034, Москва,
Гагаринский пер.,11
Тел.:  8 (495) 637-38-68,
8 (495) 637-35-72
Факс:  8 (495) 637-37-56
Эл. почта: info@emb-abkhazia.ru