Карта сайта   На главную
119034, Москва,
Гагаринский пер.,11
Тел.:  8 (495) 637-38-68,
8 (495) 637-35-72
Факс:  8 (495) 637-37-56
Эл. почта: info@emb-abkhazia.ru

К концу Х века восточная политика Абхазского царства, объективно ведущая к объединению значительной части западного и центрального Закавказья, завершилась созданием нового государства — «царства абхазов и картвелов», позднее известного как объединенное грузинское царство. В русских источниках название «Гурзия», «Гурзынская земля» (т. е. Грузия и грузинская земля) появляется с ХV века. Происходит оно от арабо-сирийского «Гурз» (Гурдж), в свою очередь восходящего к арабо-иранскому названию «Гюрджистан» (страна волков, от персидского «горг» — волк), связанному с древнеперсидским «Вркан». Было бы, вероятно, более верным использовать термины грузинских средневековых источников («Матиане Картлисай» и др.), где фигурируют абхазы (в широком смысле) и карты как основное население царства Багратидов. К названию «Картли» восходит современное самоназвание грузин «картвели» и их страны «Сакартвело». В абхазском языке и сегодня вместо наименования Тбилиси используется топоним «Карт» (Город) отражающий истинную этнополитическую номенклатуру.

Термины «Абхазия» и «абхазы» в грузинских летописях ХI-ХIII веков употреблялись в трех значениях, обозначавших собственно Абхазию и абхазскую народность, современную Западную Грузию и ее обитателей, объединенное грузинское царство и его население в целом. Последнее значение является отражением той видной роли, которую сыграло Абхазское царство в создании «царства абхазов и картвелов».

В 975 году н. э. по инициативе абхазского двора и верных ему феодалов Картлия (предмет раздора в течение длительного времени) становится владением сестры Феодосия Слепого Гурандухт. Использовав феодальный потенциал Картлии, правящие круги Абхазского царства спустя три года добиваются свержения Феодосия, его трон передают сыну Гурандухт Баграту и тем самым практически присоединяют к этому царству Картлию, добившись мирным путем того, чего не могли достичь силой.

События 975–978 гг. следует расценивать, с одной стороны, как удачу в деле захвата соседних территорий и укрепления Абхазского царства, а с другой — как первые шаги к образованию качественно нового феодального государства, позже ставшего известным как «Грузинское». Абхазские цари, расширяя то силой, то с помощью политических интриг границы своих владений, заботились, прежде всего, о своем личном благе и могуществе. Их еще не волновали вопросы национального (в современном смысле слова) приоритета, а соответствующие моменты (язык официальных документов, церковная соподчиненность, архитектурные школы и т. д.) — как проявления реальной жизни, обращенной больше в настоящее, зависели от конкретной ситуации. Поэтому до начала Х века Кутаис оставался столицей «царства абхазов и картвелов», а титулатура грузинских Багратидов до середины ХIII века сохраняла на первом месте имя абхазов как дань памяти об их выдающейся роли в объединении страны. Об этой роли свидетельствует и то, что своей усыпальницей Баграт I избрал не какой-нибудь христианский центр в Восточной Грузии, а Бедийский собор на территории собственно Абхазии.

Царь абхазов Баграт III (978–1014) первые два года посвятил внутренним делам своего царства. Затем, нанеся поражение восставшим картлийским феодалам, Баграт вывез свою мать Гурандухт в Кутаис, установив в Картлии личное правление. Позднее он присоединил к своим владениям Триалети, Эретию и Кахетию. Много сил отняла борьба за область Тао (древнеармянский Тайк), которая была родовой вотчиной Баграта. Здесь объединенному картлийско-абхазо-аланскому войску противостояла кларджетско-армянская армия.

После смерти в 1001 году Давида Куропалата, завещавшего Тао-Кларджетское царство Византии, Баграту пришлось противостоять самому императору Василию II Болгаробойцу, вступившему в Тао во главе многочисленного войска. Вопрос был решен дипломатическим путем, определившим формальную зависимость царства абхазов и картвелов от Византии. Василий II оказал великолепный прием Баграту и его отцу Гургену, присвоив первому титул куропалата, второму — магистра империи. В результате Тао осталось за Багратом, а остальная часть царства Давида вошла в состав Византийского государства под названием «Иберийский Катепанат». Умер Баграта в Тао, откуда его тело было перевезено в Бедию и захоронено там согласно его завещанию.

Преемником Баграта был его сын Георгий I (1014–1027), которому пришлось заново завоевывать Кахетию и Эретию. Попытка Георгия усилить свои позиции на юге окончилась неудачей. Последовавшие одно за другим карательные вторжения императора Василия I в. Восточное Закавказье вынудили «царя абхазов и картвелов» подписать мирный договор, по которому он, подтвердив формальную зависимость своего государства от Византии, выдал на три года в заложники своего сына Баграта и уступил империи крепости и владения Тао-Кларджетии. Георгий был женат дважды: первый раз на армянской царевне Мариам, а второй — на дочери осетинского царя Алде.

В девятилетнем возрасте вступил на престол «царства абхазов и картвелов» Баграт IV (1027–1072). Правление Баграта IV ознаменовалось дальнейшим усилением зависимости «царства абхазов и картвелов» от Византии. Вслед за опустошительными вторжениями войск императора Константина VII со стороны верховьев Куры и Чорохского ущелья последовал дипломатический нажим его преемника Романа III Аргира. Он с почетом принял в Константинополе царицу Мариам, приехавшую сюда с миссией «искать мира и единения (с империей), а также добиваться чина куропалата для своего сына, как того требовали обычай и порядок в их (царском) доме, и привезти для сына жену». Роман III удовлетворил все эти «желания»: скрепил договор о единстве и «взаимной любви» золотой печатью, присвоил звание куропалата Баграгу IV и дал в жены ему свою племянницу царевну Елену. Она привезла с собой византийских мастеров, завершивших благоустройство Кутаисского собора. Вскоре, однако, Елена умерла.

Вторичная женитьба Баграта на осетинской царевне Борене усилила позиции антивизантнйской партии. Провизантийски же на строенные феодалы сгруппировались вокруг проживавших в Анакопии царевича Дмитрия — сводного брата Баграта и его матери Алды. Нерешительность болезненного императора Михаила IV помешала осуществлению этого заговора, и Дмитрий скрылся в Константинополе, передав Анакопию около 1033 года Византии. Следующий ее император Константин IХ Мономах поддержал антибагратовские выступления тбилисского эмира и картлийских феодалов во главе с Липаритом, введя в Восточное Закавказье греческое войско во главе с царевичем Дмитрием. И лишь ценой передачи власти в Картлии феодалу Липариту удалось заставить Дмитрия вернуться в Константинополь.

Расширив свое влияние в юго-восточном направлении, где ему как сыну армянской царевны армянские феодалы передали свою древнюю столицу Ани с девятью крепостями, весной 1045 года Баграт осадил Анакопию. Одновременно ему удалось на короткое время овладеть Тифлисом. Последовавшие за этим энергичные действия Византии нарушили завоевательные планы Баграта. Присоединив к себе Анийское царство, империя вновь направила в Картлию царевича Дмитрия. В этих условиях осаду Анакопии пришлось снять. Более трех десятилетий владели крепостью византийцы. Они достроили воротную башню, возвели башню в цитадели, отремонтировали храм на вершине горы, посвятив его святому Федору. О строительной деятельности в Анакопии сообщают надписи 1046 года, найденные там еще в конце ХIХ века.

Войско Дмитрия, состоявшее из византийских наемников, в числе которых были франки, русские, варяги и представители других европейских народов, нанесло поражение войску Баграта и форсировало Лихский хребет с востока. Лишь внезапная кончина Дмитрия помогла Баграту удержаться у власти. Затем с помощью византийцев и армян нанес Баграту еще одно тяжелое поражение правитель Картлии Липарит. На этот раз «царя абхазов и картвелов» спасли тюрки-сельджуки, внезапно разгромившие войско Липарита и взявшие его в плен.

Освободившись, Липарит не только вернул себе с помощью византийцев свои прежние владения, в том числе и Тифлис, но и на стоял на высылке Баграта, его матери и сестры Марты на три года в Константинополь. Затем Липарит короновал малолетнего сына Баграта Георгия в храме Руиси (Картлия), оставив его при себе в качестве воспитанника. Власть «царя абхазов и картвелов» сузилась до округа Кутаиса, где правила сестра Баграта Гурандухт.

Лишь смерть Константина Мономаха и приход к власти безвольного императора Михаила IV Старикашки облегчили положение Баграта, который по просьбе Гурандухт был отпущен с богатыми дарами домой. Последующие смуты в Византии способствовали удалению постригшегося в монахи Липарита в Константинополь и усилению Баграта.

Вторгшиеся вслед за этим полчища турок-сельджуков вновь вытеснили Баграта из Восточного Закавказья, и Баграту пришлось выдать замуж за сельджукского султана свою племянницу — дочь его сестры и брата армянского царя Квирике. Стремясь заручиться поддержкой Византии, Баграт в том же 1065 году выдал свою дочь Марту (Мариам) за Михаила — сына императора Константина Х Дуки. В 1068 году султан Алп-Арслан вновь опустошил Восточное и Центральное Закавказье, а некоторые его отряды форсировали Лихский хребет, дойдя до восточных предместий Кутаиса. Баграт осуществил несколько ответных набегов, в одном из которых принял участие брат жены «царя абхазов и картвелов», осетинский царь Дорголел с 40 тысячами своих воинов. Баграт IV скончался в Картлии. Тело было отвезено в Чкондиди (современный Мартвили) и захоронено в соборе, построенном Леоном III в. Х веке.

Георгий II. Сын Баграта Георгий (1072–1089), характеризовался летописцами как «человек грозный и самый щедрый из всех абхазских царей, хлебосольнее всех людей, наездник и стрелок отменный». Начало его царствования характеризуется восстаниями кахетинских, сванских и иных феодалов, захвативших Кутаис и царскую казну, опустошивших Мегрелию и другие районы «царства абхазов и картвелов». Не успел Георгий с помощью подарков усмирить непокорных, как тюрки-сельджуки, руководимые султаном Мелик-Шахом, опустошили Картлию и другие восточнозвкавказские области.

Положение Георгия облегчалось тем, что его сестра Марта последовательно была женой двух императоров — Михаила VII Дуки и Никифора III Вониата. В условиях глубокого кризиса, переживаемого империей в те годы, держать в Анакопии антигеоргиевский гарнизон было бессмысленно. «А вслед за этим, — отмечал летописец, — милость божья вернула крепости, отторгнутые греками силой. Отобрал (царь Георгий) у греков Анакопию — главную крепость Абхазии». Георгию были переданы и многие другие крепости на территории южнокартвельских княжеств, после ухода византийцев захваченные тюрками.

В 1080 году, преследуя Георгия, тюрки оккупировали Аджарию, район Кутаиса и Мегрелию (Чкондиди), а с наступлением зимы перешли в Восточное Закавказье, превратив его в свои зимние стоянки и летние пастбища. Георгию пришлось признать себя побежденным и отправиться в иранский город Исфахан для личного выражения своей покорности султану. Формально власть «царей абхазов и картвелов» практически была вновь ограничена пределами Колхиды. В 1089 году феодалы свергли Георгия, Передали престол его шестнадцатилетнему сыну Давиду.

Давид IV. Царь Давид, по Прозвищу Строитель (1189–1125), на первых порах, согласно источникам, «царство Абхазское имел в очень уменьшенном виде, и было (оно) незначительным; и из-за пленений и вышеупомянутых бедствий (он располагал) малочисленным отрядом воинов, и те тоже были запуганы от многократных обращен в бегство врагом, безлошадные и безоружные не знающие способов сражения с турка и больно трусливые». Однако внешнеполитическая ситуация оказалась для Давида благоприятной. В Византии, продолжавшей оставаться крупнейшей христианской державой того времени, наступил период стабильного развития, возглавлявшегося династией Комнинов, с которой Давид породнился, выдав замуж за одного из ее представителей свою дочь Кату. Одновременно распалось государство сельджуков и началась эпоха крестовых походов, поднявших престиж христианских государств в ближневосточном регионе.

В процессе беспрерывных более чем тридцатилетних войн Давиду удалось освободить большую часть Закавказья от тюрок, включив ее в Рамки единого государства. Среди важнейших событий этого периода — подобная византийской реорганизация церкви как опоры царской власти, женитьба Давида на дочери кипчакского (половецкого) князя Гурандухт и переселение в Центральное Закавказье 45 тысяч кипчакских семей, победоносная Дидгорская битва с сельджуками, где на стороне Давида сражались кипчаки, картвелы, армяне, абхазы и западноевропейские крестоносцы, в том числе до 200 французских рыцарей. В том же 1121 году на территории собственно Абхазии произошли некие смуты. Источник сообщает: «И той же зимой прибыл (царь Давид) в Абхазию до шел до Пицунды привел в порядок дела тамошние: достойных милости помиловал, а виновных схватил и наказал». Крайним западным пределом Царства грузинских Багратидов в эпоху Давида считалась Никойсия (позднейший Цандрипш).

В 1122 году Давид взял Штурмом Тифлис. Этот город, 400 лет служивши важнейшей опорой мусульманских владык на Закавказье, вновь сделался столицей христианского государства, обеспечив вместе с тем более тесное сближение со странами мусульманского Востока. Присоединение Ширвана с городом Шамахой и древнеармянского города Ани с округой сделали «царство абхазов и картвелов» крупнейшим христианским многоязычным федеративным политическим образованием в истории средневекового Закавказья. Среди построек эпохи Давида наиболее значителен Гелатский монастырь вблизи Кутаиса. В архитектуре Гелати отмечается ряд черт, сближающих его с восточно-византийским зодчеством.

Дмитрий I. При преемнике Давида, его сыне Дмитрии (1125–1156), «царство абхазов и картвелов утратило часть завоеваний Давида. Сельджуки вновь захватили Анийское царство и Ганджу. Оставив этот пункт, Дмитрий увез с собой в Гелати городские ворота. Остальное время заняла борьба за престол с братом Вахтангом и старшим сыном Давидом. Последнему в 1155 году удалось на время овладеть троном и постричь отца в монахи. Давид умер, не процарствовав и года.

Георгий III. В царствование младшего сына Дмитрия Георгия (1156–1184) усилилась тенденция считать царство Багратидов преемником Византии в Закавказье. Георгий отбил у сельджуков Ани, древнюю столицу Армении Двин, христианскую часть Ширвана, подавив заговор феодалов во главе с племянником Дмитрием. Последний был схвачен, подвергнут «телесному наказанию от чего и умер. Георгий был женат на осетинской царевне Гурандухт. Он сам короновал свою единственную дочь Тамару и правил с ней затем совместно шесть лет. Летопись сообщает, что в царствование Георгия III собственно Абхазия «пребывала в спокойствии».

Царица Тамара. В единоличное царствование Тамары (1184–1213) «царство абхазов и картвелов» достигло максимальных размеров и мощи. Однако заложенная Давидом IV централизация уже пошла на убыль: знать определила и личную судьбу Тамары, сначала выдав ее замуж за русского князя Юрия Боголюбского, а затем за связанного с ней кровным родством осетинского царевича Давида Сослана. Следующее пятилетие ушло на борьбу с отправленным в Византию Юрием Боголюбским, дважды безуспешно вторгавшимся в Закавказье. В первом случае его поддержал и Вардан Дадиани, наместник Тамары между Лихским хребтом и Никопсией. Как сказано в источнике, Дадиани с этой целью «собрал всю Сванетию, Абхазию, Мегрелию, Гурию…» Войска Тамары затем почти два десятилетия вели кровопролитные завоевания окрестных областей и стран, одерживая победы над иранскими, турецкими, армянскими, византийскими феодальными владыками.

В 1208 году, после смерти Сослана, Тамара сделала своим соправителем сына Георгия, которому при рождении дали второе имя — Лаша. Это имя, как отмечает летописец, «с языка апсаров переводится как просветитель вселенной». Таким образом, еще в конце ХII века при дворе «царей абхазов и картвелов» был хорошо известен и пользовался уважением язык предков современных абхазов (апсаров — апсуа). Собственно абхазы принимали участие во встрече азербайджанских правителей в Тифлисе, в Басианском, Шамхорском и других сражениях. Согласно источникам, царица Тамара в летние месяцы часто отправлялась в Колхиду, в том числе и в Цхум (современный Сухум), где «приводила в порядок дела», охотилась, отдыхала. В этот период во главе Цхумского воеводства, как тогда называлась современная Абхазия, стоял феодал Дотагод Шарвашис-дзе. Похоронена Тамара в родовой усыпальнице в Гелати.

Георгий IV Лаша. Сын Тамары (1213–1222) много лет потратил на усмирение периодически восстававших Ганджи, Нахичевани, Эрзерума и других центров. Весть о победах Георгия дошла до римского папы Гонория III, который предложил ему участвовать в очередном крестовом походе. Однако в 1220 году у восточных границ объединенного царства появилось 20-тысячнное войско монголов, посланных Чингисханом. Первое сражение монголы у Лаши выиграли, от второго уклонились. Собственно абхазы упоминаются среди участников сражения за Ганджу. Сообщают источники и о том, что Лаша в летние месяцы неоднократно охотился в «Цхуме и в Абхазии».

Русудан. Лашу на престоле сменила его младшая сестра Русудан (1222–1245). В 1225 году восточные области «царства абхазов и картвелов» были опустошены хорезмийским шахом Джелал-эд-Дином, после Болнисского сражения полностью отторгнувшим эту территорию от западных районов государства. Русудан вынуждена была бежать в Кутаис, где, как сообщает летопись, «призвала все войска свои — абхазов, Дадиано-Бедианов, рачинского воеводу и католикоса Абхазии, и провозгласили (они) царем Давида, сына Русудан, благословили на царство в Кутаиси и возложили ему на голову корону». Произошло это в 1230 году, когда Давиду было пять лет. Коронация «на царство в Кутаиси» и первое упоминание в этой связи «абхазского католикоса» является показателем не только начала распада «царства абхазов и картвелов», но и осуществившегося тогда же восстановления равного по полномочиям Мцхетскому католикосату нового церковного организма с центром в Пицунде.

Дальнейшие попытки Русудан восстановить государство в прежних границах были безуспешными: началось вторжение монголов. В 1243 году Русудан признала верховную власть хана Батыя. Монгольские войска разместились в Восточном Закавказье, Русудан была обязана ежегодно выплачивать 50 тыс. золотых, а ее сына Давида VI отправили к великому хану монголов для утверждения на престоле. «Царство абхазов и картвелов» было разделено монголами на восемь думенов (провинций), в один из которых наряду с собственно Абхазией вошли Мегрелия, Гурия, Аджария и Сванетия. По грубым подсчетам того времени, население всей этой области, попавшей под начало Дадиани, составляло 60 тыс. человек и должно было выставлять 10 тыс. воинов.

Собственно абхазы упоминаются среди участников сражения с Джелал-эд-Дином в 1228 году. Интересно, что когда в 1243 году объединенная грузино-монгольская армия Русудан вторглась в Малую Азию, то сопротивление ей оказал Эрзинкский султанат, войско которого возглавлял «прославленный абхазец» Дардын Шервашис-дзе. Судя по всему, представители феодальной верхушки Абхазского воеводства в тот период вышли из повиновения Русудан. «Пребывающие дальше всех» абхазские феодалы приняли участие и в антимонгольском заговоре 1247 года.

После смерти Русудан монголы утвердили в качестве ее преемников двух царей — двоюродных братьев: Давида, сына Лаши (1245–1270) и Давида, сына Русудан (1245–1293). Их имена получили монгольские определения — Улу (старший) и Нарин (меньшой). Тяжелые повинности и налоги, грабежи и насилие способствовали распаду «царства абхазов и картвелов». Давид-Нарин обосновался в нынешней Западной Грузии (с 1259 г.), а Улу-Давид вступил в союз с монголами и укрепился в Восточной Грузии. Летопись сохранила сведение о том, как «абхазы, сваны, дадиани, бедиани, рачинский эристав и лихт-имеры собрались с большой радостью и Давида, сына Русудан, провозгласили царем абхазов, вплоть до Лихи». «Единое царство абхазов и картвелов» ушло с исторической арены. Этот важный момент политического распада зафиксировал армянский историк Хетум (ХIII в.) в своем труде «История монголов».

«Это царство,- писал Хетум,- разделяется на две части. Одна часть называется Грузия, а другая — Апвас (Абхазия). Там всего было два царя, один из которых, т. е. грузинский царь, подчиняется самодержцу Азии, а абхазский царь силен народами и неприступными твердынями, поэтому ни самодержец Азии, ни монголы не могли взять его под свое иго…».

Место собственно Абхазии и абхазов в истории объединенного «царства абхазов и картвелов» достаточно ясно определяется источниками. Знакомство с языком абхазов при дворе грузинских царей, тридцатилетнее господство византийской администрации в Анакопийской округе в ХI веке, титулатура продолжавших политику династии Леонидов абхазо-картвельских царей («царь абхазов», византийские звания и т. д.), участие абхазских феодалов и воинов во всех важнейших событиях истории «царства абхазов и картвелов» ХI-ХIII веков, в том числе и их периодический сепаратизм по отношению к центральной власти, другие факты отражают индивидуальность абхазов, наличие у них собственного языка, политической ориентации и лидеров.

Абхазо-картвельское царство не являлось строго централизованным государством. Его экономическая база не позволяла основательно скрепить политическое единство. Не было капитальных дорог и строго очерченных границ, определявшихся обычно теми пунктами, до которых доходили царские отряды. После ухода последних, завоеванные области часто становились независимыми.

Сидевшие на местах вельможи стремились использовать любые возможности для нарушения единства и освобождения от власти царя. Сепаратистские тенденции были характерной чертой феодальной верхушки, в том числе и абхазских владетелей.

Как полагают, в ХI-ХII веках общественно-экономический строй населения приморских районов собственно Абхазии принял основные формы развитого феодализма. Параллельно завершилось и формирование абхазской феодальной народности. Если на рубеже Х-ХI веков эта территория была еще разделена между тремя воеводствами — Абхазским (включавшим историческую Абасгию и часть Джигетии-Зихии между Анакопией и Никопсией), Цхумским (объединившим территорию бывших Апсилии и Мисимини) и Бедийским (охватившим восточные районы Апсилии и Мисиминии и западные области древней Лазики), то в ХII веке первые два образования сливаются в одно воеводство с центром в Цхуме (современный Сухум). В источниках эпохи царицы Тамары это воеводство выступает сложившимся образованием с собственными администрацией, столицей и языком. Поэтому юридическое оформление этого единства логичнее отнести ко времени Давида Строителя, точнее к 1121 году, когда он «схватил и наказал» в окрестностях Пицунды скорее всего представителей администрации Абхазского воеводства.

Во главе Цхумского воеводства стояли представители рода Шервашидзе-Чачба. Двойное оформление их фамилии является, скорее всего, результатом скрещения двух родов, первоначально имевших различное происхождение. Второй вариант этой фамилии (Чачас-дзе) известен с середины ХI века (полководец Отаго Чачас-дзе, возглавлявший осаду Анакопии). Первый деятель из рода абхазских Шервашидзе упоминается в эпоху царицы Тамары. Свое происхождение князья Шервашидзе ведут от восточнозакавказских Ширван-шахов, владения которых были завоеваны Давидом Строителем.

Главную организующую роль в регионе играл город Цхум (ныне Сухум), который в грузинских источниках фигурирует не только как административный центр Цхумского воеводства, но и как главный город «Апшилети», т. е. Апсилии. Кварталы города располагались на левом берегу реки Беслетки, где в конце ХI-ХIII веках стояло множество деревянных строений, разделенных переулками, соединявшими пристань, торговую площадь и кладбище. Во время эпизодических раскопок на этой территории обнаружены крупные сосуды для хранения жидких и сыпучих продуктов (пифосы-ахапшьа), местная и привозная кухонная и столовая посуда, в том числе чаши, тарелки, кувшины, светильники, покрытые разноцветной поливой, завозившиеся сюда византийскими торговцами из Крыма, Константинополя, Трапезунда и Восточного Закавказья. В городе работали свои гончары, плотники, каменщики, кузнецы и т. д.

В случае опасности горожане укрывались в укреплении на соседней возвышенности, когда-то известном под названиями Цхум и Акуа, а ныне носящем имя Баграта. От города в глубь страны вели дороги и тропы, соединявшие его с довольно многочисленны ми монастырями, феодальными поместьями и сельскими усадьбами в окрестностях. Среди других населенных пунктов, игравших важную роль в экономике и культуре края, следует назвать портовые городки в Анакопии, Питиунте, Никопсии Зиганисе, а также епископские центры в Лыхны, Мокве, Бедии и ряд других.

В конце XIII века Цхум из центра крупной области «царства абхазов и картвелов» превратился в периферийный городок Сабедиано. Однако выгодное географическое положение и развертывание генуэзской торговли и после утраты статуса резиденции Шеваршидзе сохранило за ним положение крупнейшего городского поселения в регионе. Городу возвращается его древнее имя — Себастополис.

Помимо Себастополиса на побережье нынешней Абхазии были основаны и другие фактории генуэзцев — Какари (Гагра), Санта-София (Алахадзы), Пецонда (Пицунда), Каво-ди-Буксо (Гудаута), Никоффа (Анакопия), Таманса (Тамыш) и др. В административном отношении все эти колонии были подченены городу Каффе (современная Феодосия в Крыму) — главному центру генуэзцев в Черноморье.

Генуэзцы ввозили в Абхазию множество разнообразных товаров, среди которых преобладали промышленные изделия и редкие предметы быта и роскоши. Генуэзкая торговая экспансия в целом активизировала хозяйственную деятельность местного населения, способствовала развитию ремесел, развивала экономические, политические и культурные связи между различными районами кавказского побережья и развитыми центрами Европы.

119034, Москва,
Гагаринский пер.,11
Тел.:  8 (495) 637-38-68,
8 (495) 637-35-72
Факс:  8 (495) 637-37-56
Эл. почта: info@emb-abkhazia.ru